На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Анализируй это

2 990 подписчиков

Зачем нам такие мифы?

Российской Федерации, как историческому правопреемнику Советского Союза, нет никакой нужды присваивать себе те в высшей степени сомнительные «заслуги» во второй мировой войне, которые по праву принадлежат нашим тогдашним коньюнктурным и своекорыстным союзникам  

Советский художественный фильм «Игра без правил» выпуска 1965 года ничем особенно не отличается от сотен других подобных картин.

 Вполне добротный, патриотический и политически правильный идеологический продукт времен холодной войны с Западом. Но один эпизод в этом фильме меня сильно покоробил и побудил к написанию этой статьи.

В этом фрагменте два американских военных, полковник и генерал, рассматривают развалины германской столицы и рассуждают о том, кто разрушил Берлин. Причем, один из них считает, что это дело рук американской авиации, а другой опровергает его, говоря, что здесь поработала советская артиллерия. Причем подана эта дискуссия так, что у зрителя не остается сомнений — американцы здесь не причем. Дескать, сам американский генерал признает, что это заслуга наших артиллеристов.

Видео к статье "Зачем нам такие мифы?"

Опубликовано Селивановом Юрием Суббота, 22 февраля 2020 г.

Одно только осталось непонятным. А на кой черт Красной армии такие геростратовы «заслуги»? Наша авиация Берлин, можно считать, вообще не бомбила, по сравнению с масштабами англо-американских бомбардировок. А наземные части вступили в столицу третьего рейха  только 21 апреля 1945 года и уже через десять дней приняли капитуляцию берлинского гарнизона. За столь ничтожное время превратить в сплошные руины с помощью артиллерии огромный,  многомиллионный город было решительно невозможно.

Тем более, что наши войска наступали на Берлин со всех сторон и артиллерию, особенно крупных калибров, вообще приходилось применять очень осторожно,  практически ювелирно. Иначе было легко накрыть свои же войска. Так что ни о каком огне по площадям и сплошном уничтожении жилой застройки в этих условиях не могло быть и речи.

Наша армия взяла столицу Германии в ходе практически молниеносной и великолепно организованной боевой операции. Именно этим, кстати, объясняются относительно небольшие потери советских войск при штурме такого огромного города. По данным Генерального штаба Вооруженных сил СССР, которые содержатся в справке его Архивного управления, датированной февралем 1965 года, Красная армия в ходе боев на территории Германии (исключая Восточную Пруссию) потеряла убитыми 47,5 тысяч  человек и ранеными около 170 тысяч солдат и офицеров.

Следует особо подчеркнуть, что эти цифры являются официальными, в отличие от той популярной беллетристики, которая публикуется в Википедии – 78291 человек убитыми и 352,5 тысяч ранеными за тот же период.

И, уж тем более, от имеющих широчайшее хождение в массах запредельных трехсот тысяч убитых, в каковое число якобы обошелся Красной армии один только захват гитлеровской столицы. Что касается это последней цифры, то с её происхождением как раз все понятно. В некие не столь давние времена официальной моды на махровый антисоветизм было очень востребовано накрутить как можно большие цифры любых советских потерь. Чтобы показать, во-первых, «беспощадность и бесчеловечность сталинской власти», а с другой — пресловутое «неумение Красной армии воевать». Чьи полководцы, якобы, только то и умели, что заваливать окопы врага трупами.

Согласитесь, однако, что миф о неумелости Красной армии образца апреля 1945 года, выглядит очень забавным, если не откровенно глупым.

Так вот, смею утверждать, что если бы огневому воздействию Берлин подвергла только Красная армия и никто больше, то, по итогам Берлинской операции, мы бы получили не то, чтобы совсем нетронутый город, но явно и не ту картину сплошных руин, которая предстала перед глазами наших солдат. И, конечно же, они к этому тотальному уничтожению были совершенно непричастны.

И вовсе не потому, что как то особенно трепетно и бережно относились к тогдашним немцам и к их недвижимому имуществу. Более того, многие из этих солдат, при виде руин столицы ненавистного третьего рейха, наверняка испытали справедливое чувство глубокого морального удовлетворения.

Но в данном случае речь не об этом. Но только о фактах истории. А потому еще раз повторюсь. Операция советских войск была настолько стремительной и мастерски исполненной, что даже при наличии вполне понятного желания все там разломать, они не смогли бы причинить германской столице такие тотальные разрушения. Не говоря уже о том, что в этом не было никакой военной необходимости. Тем более для армии, которая уже фактически одержала победу в войне. И которой надо было где-то размещать сотни тысяч своих солдат на постой. И сплошные руины нам, в этом смысле, были совсем некстати.

Поэтому Красная армия к чудовищным берлинским развалинам в абсолютном большинстве случаев не имеет ровно никакого отношения. Главным разрушителем Берлина и массовым убийцей его, в основном, мирного населения, была, несомненно, англо-американская бомбардировочная авиация. Которая, чего греха таить, «воевала» не столько с германской военной машиной, сколько с местным гражданским людом. Ибо такова была поставленная перед ней официальная боевая задача – один за другим выжигать с неба германские города, чтобы таким нехитрым способом принудить Германию к капитуляции.

Можно, конечно, исходить из того, что каждый воюет так, как может и умеет. Тем более, что они тогда были нашими союзниками и сражались мы, вроде бы, за общее дело – за победу над нацистской Германией.

Однако, в этой, образно говоря, бочке меда есть одна очень приличных размеров ложка дегтя. Или, как говорят сами англичане: «Здесь есть одно «но», в которое можно поместить весь Лондон».

Дело в том, что после Ялтинской конференции февраля 1945 года, на которой были окончательно разграничены союзные зоны оккупации Германии, англо-американская авиация стала с удвоенным рвением выжигать не просто любые немецкие города, но именно те, которые отходили в советскую зону контроля.

Таким образом, негласно, но вполне откровенно и целенаправленно, решалась важнейшая для Запада стратегическая задача уже на послевоенный период – не оставить Советскому Союзу в его оккупационной зоне Германии ничего, кроме дымящихся развалин.

Именно под эту кровавую «раздачу» попал в частности Дрезден, где за пару дней бомбами сожгли заживо от 25 до 250 тысяч жителей этого города. Причем, что характерно, за 75 лет после этого ужаса, упавшего с небес местные власти так и не удосужились подсчитать точное количество убитых. Потому что сама эта тема в ФРГ, стране до сих пор весьма зависимой от Америке, мягко говоря, не особо выносится на публичное рассмотрение.

 

Все, что осталось от Дрездена в феврале 1945 года

Ровно та же судьба в последние месяцы войны постигла и Берлин. Впрочем, в отличие от почти невредимого до этого налета Дрездена, немецкую столицу тогда уже добивали, поскольку воздушные налеты с участием сотен и даже тысяч четырехмоторных Б-17 и «Ланкастеров»  ровняли её  землей уже не первый год.

Так что не надо нам возлагать на Красную армию такие, более чем сомнительные, «заслуги», которые целиком и полностью лежат на совести англо-американских любителей вести войны такими вот средневековыми  методами. Которыми они тут же воспользовались и в отношении Японии, уничтожив атомными  бомбами два японских города почти со всем их населением.

Все-таки наша армия подобными варварскими и прямо скажем палаческими методами ведения войны, в отличие от некоторых других, никогда не злоупотребляла. И наша Победа именно тем велика и по-солдатски благородна, что была одержана на поле боя, в титанической  битве с самой сильной и вооруженной до зубов вражеской армией.  А не путем сплошного превращения в пепел  детских садов, школ и родильных домов, вместе со всеми их обитателями, как это прямо вытекало из американо-британской стратегии тотальной воздушной войны. Которую было бы более правильно называть стратегией массового убийства мирного населения.

Так что огромный город Берлин уничтожила отнюдь не Красная армия. Она его взяла  в ходе быстротечного штурма и поставила, тем самым, финальную точку в этой войне. А наши так называемые союзники,  заранее превратив немецкую столицу в груду развалин, фактически сделали все, чтобы этот штурм предельно затруднить и сделать его максимально для нас кровопролитным. Ведь среди руин всегда проще держать оборону. И кое-что им в этом смысле действительно удалось. Но к Победе над германским нацизмом это точно не имеет никакого отношения.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх